Как нам обустроить ЕГЭ? И зачем нам это?

Толпа - Блоги Калужского перекрестка

В постсоветский период качество образования в средних и высших учебных заведениях неуклонно снижалось, но до 2008 г.  никто не мог назвать причину этого явления, пока в 2009 г. не ввели ЕГЭ.

И сразу все встало на свои места. Раньше за смерть коров в деревне могли утопить солдатку, если видели, как она кипятила молоко перед началом падежа. Так и сейчас во всех бедах образования винят ЕГЭ только потому, что его введение пришлось на период кризиса в образовании.

Однако, винить ЕГЭ — это все равно что обвинять в снижении качества продукции не производственный процесс, а ОТК. При контроле качества продукции сотрудники отдела технического контроля проверяют случайно выбранные изделия и комплектующие. Но, поскольку нельзя угадать, какие именно детали будут выбраны, то необходимо добиваться высокого качества всей партии.

По этому же принципу организованы экзамены во многих странах мира. Несмотря на кажущуюся фрагментарность и не связанность вопросов между собой, невозможно ответить на них, если не знаешь тему. Про «натаскивание» повторяют только те, кто далек от подготовки к ЕГЭ. Сначала изучают тему, а потом закрепляет ее, прорешивая разнообразные задания. По другому – неэффективно, а часто и невозможно.

Я помню, как при традиционных экзаменах многие наши девушки просто зазубривали темы целиком. И на экзаменах, даже при невразумительных ответах на дополнительные вопросы, это гарантировало им достаточно высокую оценку, особенно если еще и к месту улыбнуться. То есть можно было совсем не понимать того, о чем говоришь. В современных же тестах задания становятся все более изощренными, и не понимая темы даже не поймешь вопроса.

То есть, зазубриванием и натаскиванием, без понимания темы, при современном формате ЕГЭ сложнее получить высокую оценку, чем при традиционном экзамене, когда нужно было «изложить» тот или иной вопрос. Особенно при хорошей памяти и ловко подвешенном языке.

Продолжая аналогию с ОТК,  можно сказать, что ЕГЭ позволяет сделать большую выборку вопросов и охватить все основные изучаемые темы и развиваемые навыки. Тогда как традиционный экзамен – лотерея, где может выпасть и неудачный билет, и неудачный экзаменатор. Да, и для совсем юного человека устный экзамен – стресс, не располагающий к раскрытию всех его талантов.

Формат  ЕГЭ  достаточно гибок и позволяет включать самые разнообразные задания, подготовка к которым развивает самые разные навыки. Например, в экзамене по физике есть блок заданий, когда экзаменуемому предлагается научный текст, выходящий за рамки школьного курса физики. Необходимо понять его и ответить на вопросы.  И готовясь к ЕГЭ приходится уделять теперь внимание и время и этому навыку – самостоятельному анализу научных текстов. Во многом этот тип заданий заимствовали из аналогичных тестов, скажем, в Великобритании. Традиционный экзамен подобный навык самостоятельного чтения и осмысления не выявляет.

Критикам ЕГЭ кажется, что слово «тест» однозначно указывает на набор простых вопросов, предполагающий выбор из простых ответов. И это демонстрирует, насколько мало у нас знают об этом экзамене. Знают ли эти люди, что сдавая ЕГЭ  по той же физике нужно провести реальный эксперимент прямо во время экзамена? Было ли такое раньше?

Во второй части ЕГЭ по любому предмету идут вопросы, требующие развернутого ответа и правильного оформления, что делает его не менее функциональным, чем любой традиционный письменный экзамен. В ЕГЭ по русскому языку есть сочинение, требующее анализа конкретных, неизвестных заранее, ситуаций и литературных отрывков. Что тоже выгодно отличает от стандартных тем сочинений, которые часто либо заучивались, либо проносились на экзамен в виде стопок шпаргалок.

ЕГЭ по английскому языку  состоит из письменной части, аудирования и устной части. Во время устной части нужно сначала прочитать текст, потом по картинке с рекламным объявлением задать вопросы, как если бы вы хотели уточнить информацию, затем описать предлагаемую картинку или фотографию, и в четвертом последнем задании нужно сравнить две предложенные фотографии.  А при аудировании необходимо не только перевести на слух предлагаемые диалоги, но и проанализировать их, чтобы ответить на ряд вопросов, которые выходят за рамки простого перевода. В письменной же части экзаменуемого опять ждет небольшое сочинение-рассуждение на заданную тему. Был ли раньше этот экзамен таким же многоплановым?

На экзамене по информатике, помимо прочих заданий, экзаменующийся должен будет составить и отладить программу сразу на компьютере. Это новшество уже 2021 года. ЕГЭ все время развивается и прогрессирует, что возможно благодаря его централизованности. Отдельные вузы никогда своими силами не смогут проводить такую сложную организационную и методическую работу.

И не нужно забывать, что ЕГЭ – лишь нижняя планка знаний и навыков, необходимых для того, чтобы продолжать учиться в высшем учебном заведении. Ни один экзамен не может выявить все скрытые таланты и возможности молодого человека, особенно если он о них и сам еще не подозревает. А если учебное заведение хочет привлечь к себе молодых людей с определенными навыками и способностями, то выявлять их нужно не с помощью краткого знакомства на устном экзамене, а в ходе какой-либо проектной работы.  И этой цели могут послужить различные олимпиады и конкурсы, организованные вузом для старшекласников, и учитываемые при поступлении.

Многие критики ЕГЭ жалуются на то, что в старших классах уже не учатся, а только готовятся к экзаменам. Но во-первых, язык не поворачивается назвать напряженное изучение тем и решение задач «неучебой». А во-вторых, почти во всем мире последние два года учащиеся средних учебных заведений занимаются только по выбранным профильным предметам, фактически, делая тоже самое. Нам тоже нужно интегрировать ЕГЭ и школьную программу старших классов. При такой специализации школа сама сможет обеспечить достойную подготовку к экзаменам, и ее авторитет от этого только возрастет.

Зачастую критики ЕГЭ, после того как докажут поверхностность и легкость его заданий, также убедительно доказывают, что подготовка к этому «тесту для дебилов» изматывает детей и лишает их детства. И это тоже от незнания. Наши старшекласники, можно сказать, прохлаждаются, если сравнить с их со сверстниками на Западе (или в дальневосточном регионе). Последние два года в школе там – неимоверно трудны. Потому что, во первых, западная учебная программа до этих последних двух лет намного проще нашей, и им приходится наверстывать. А, во вторых, по многим предметам старшекласники захватывают темы, изучаемые нашими студентами на первом курсе. Это колоссальная нагрузка, но при этом отбираются самые мотивированные и организованные учащиеся. Знаете ли вы, например, что в предпоследнем классе, в Дании, почти всегда есть  «второгодники»?  Многие не могут сдать экзамены для перехода в последний класс с первого раза. А современные школьники ЕС, Китая, Японии, США и т.д — это те, с кем скоро придется конкурировать нашим детям, на рынке труда и технологий.

ЕГЭ – лишь инструмент отсева. И если общий уровень образования падает, то причина в самом образовании. ЕГЭ может отобрать более подготовленных абитуриентов из «предложенных», но если общий уровень понижается, то и уровень отобранных тоже будет падать.

А система образования может быть построена на двух различных принципах. В основе первого принципа лежит непререкаемый авторитет школы и вуза. В советский период этот авторитет, во многом, был частью общей идеологической системы.  И это работало. Ведь уровень образования зависит не от учебников или от учебной программы, а от того как организовано обучение и какова мотивация обучающихся. В советское время учитель имел гораздо большее влияние и на учеников, и на родителей, поэтому эффективность обучения была высокой. Но те времена уже не вернуть. И уж тем более не вернуть отменой ЕГЭ.

Второй принцип – прагматичный. На каждом этапе должна быть четкая цель и не менее четкий критерий ее выполнения.  Если говорим о старших классах, то цель учащихся – поступление в вуз, на выбранную специальность. Ничего удивительного, что они игнорируют другие предметы. Следовательно, нужно или оставлять только профильные, либо увеличивать число сдаваемых экзаменов, либо и то, и другое. Кстати, в той же Великобритании, последние два года школьники углубленно изучают лишь 3-5 выбранных предмета, по которым потом сдают экзамены.

Во всех странах, которые занимают более высокое положение в образовательных рейтингах, чем Россия, контроль в старших классах осуществляется при помощи централизованных тестов. Учащиеся могут их писать в своих школах, но сами школы не составляют и не проверяют их. И самое главное – это именно тесты.  К ним невозможно подготовиться зазубривая и натаскиваясь, именно в силу их фрагментарности. Это выборочный контроль, как на производстве. Но при этом они позволяют охватить все самые важные темы и ключевые знания, которые необходимо проконтролировать. И уж точно не стоит их путать с примитивными тестами, которые зачастую составляем мы, преподаватели, самостоятельно на скорую руку.  В таких национальных тестах примерно треть заданий не похожи на задания предыдущих лет, а их формулировки, зачастую, настолько сложны и многословны, что без глубокого понимания предмета на них невозможно ответить.

При современном снижении уровня методической работы в высших учебных заведениях, своими силами организовать полноценные, современные экзамены большинство вузов не смогут. Экзамены превратятся в набор стандартных тем и задач, и в лотерею при вытягивании билета. При занятости преподавателей, у них не будет возможности каждый год вносить существенные изменения. И подготовка абитуриентов сведется к зубрежке тем, и прорешиванию задач прошлых лет (и они вряд ли будут меняться). Внедрение современных технологий и методов тоже будет ограничено. При этом, если каждый вуз будет этим заниматься самостоятельно, то возрастет число разных стандартов и критериев проверки. Школа к подготовке по таким размытым критериям точно не будет готова, и опять увеличится работа для репетиторов. Не говоря уже о новом взлете коррупции в высшей школе.

А вот разработка ЕГЭ на федеральном уровне обладает несравнимо большими возможностями совершенствования системы. Но необходимо выстроить  линию вуз-ЕГЭ-школа. Высшие учебные заведения должны иметь возможность высказывать свои конкретные пожелания и требования разработчикам ЕГЭ. А школа последние два года должна быть полностью ориентирована на профильные предметы и подготовку к экзаменам, возвращая себе ведущую роль в подготовке к ним, и тоже влияя на структуру единых экзаменов.

Отлаженный механизм ЕГЭ позволит оперативно управлять уровнем среднего школьного образования и его тенденциями. Например, можно методично, из года в год, усложнять тесты и повышать процент нетиповых заданий. Поскольку все сдающие при едином экзамене находятся в равных условиях, то, несмотря на снижение среднего балла, на конкуренции между абитуриентами за место это мало отразится, но талантливые учащиеся, способные решать нетиповые, сложные задания получат преимущество. И, кроме того, это способ поднять общую образовательную планку. Но и школьная программа последних двух должна быть ориентирована на углубленное изучение ограниченного количества предметов, по которым будут сдаваться экзамены.

Высшая школа должна формировать пакет конкретных целей и пожеланий для разработчиков ЕГЭ, а школа – гибко приспосабливаться к изменениям в едином экзамене и качественно к нему готовить учащихся. Тогда вся образовательная «вертикаль» станет функциональной, гибкой и самодостаточной. Пока же все ее огрехи и дыры латает постоянно растущая армия репетиторов.

Противники ЕГЭ не могут сказать, как именно его отмена приведет к возрождению образования, которое зависит от уровня преподавательского состава и от мотивации учащихся. Как на это повлияет отмена ЕГЭ? Что изменится в школе?  Учителя школ и преподаватели вузов останутся теми же, их условия работы тоже, а старшеклассники будут меньше напрягаться и это обеспечит взлет уровня образования в стране. Вы серьезно? Кампания против ЕГЭ больше похожа на суеверие. Раньше не было ЕГЭ и было хорошо, уберем ЕГЭ и будет как раньше. И солдатку (из второго абзаца) на всякий случай тоже утопим.

ЕГЭ – надежда на возрождение образования, но уже в современных реалиях. Не топить его нужно, а развивать и интегрировать еще плотнее со школой и вузом. По новому.  «Как раньше», хотя это и является главным аргументом оппонентов, уже не получится.

На картинке: гипотетический, но вполне возможный сегодня, митинг антиегэшников.